+7 (4012) 93 41 48

Директор областной туристической корпорации: «Ну чем мы хуже Литвы или Польши?»

Месяц назад в полку ОАО, созданных региональным правительством, прибыло. В Калининградской области появилась еще одна корпорация — развития туризма. Что это за зверь, с чем его едят и чем новые планы по привлечению миллионов туристов отличаются от прежних — об этом в интервью корреспондента «Нового Калининграда.Ru» с руководителем учреждения Александром Арутюновым, московским топ-менеджером, который вывел из кризиса «Интурист».

 

— Почему вы приняли предложение приехать в Калининград?

— С моей точки зрения, это один из немногих туристических проектов в России, который может вырасти в нечто большое. Тут масштаб принципиально другой и задачи принципиально другие. Верхом бизнес-карьеры человека в моем понимании является не развитие компании, а развитие территории. Корпорация развития туризма Калининградской области — это уникальная компания (такая в России еще разве что одна — «Курорты Северного Кавказа»), которая занимается развитием не собственного бизнеса, а развитием территории целой. Это высший уровень бизнес-проекта, где требуется большой опыт, много знаний, много энергии и очень хорошая команда. Мы считаем, что все эти элементы присутствуют, и поэтому мы на это пошли. И я думаю, именно это послужило основанием пригласить нас на этот проект.

— Вы сюда перебрались жить или пока наездами нас посещаете?

— Вы знаете, у нас сейчас два офиса. Один находится в Калининграде — основной, другой в Москве. Мы являемся специализированной инвестиционно-индустриальной компанией, поэтому занимаемся как проектами, так и деньгами. Финансовый центр России пока находится в Москве, поэтому, естественно, источники привлечения денег, в том числе в туризм и гостиничный бизнес — там. Но примерно 50% времени я нахожусь здесь. При этом основной состав компании находится здесь на постоянной основе. Пока нас немного, у меня два заместителя: один курирует, скажем так, территориально-строительный бизнес, другой — финансы и инвестиции.

— А всего в штате корпорации…

— На сегодня штат совсем небольшой, по факту это семь человек.

— А планируется?

— Я думаю, мы ограничимся числом в 12–15 человек. Основная часть специалистов — инвестиционные аналитики, которые работают с бизнес-планами, и финансисты, которые работают с деньгами — и бюджетными, и частными, банковскими, а также с финансовыми инвесторами, стратегическими инвесторами. А другая часть — это коллеги, которые занимаются здесь, на месте, вопросами земельными, территориальными. У нас в команде хватает высококлассных специалистов с колоссальным опытом работы на рынке, в том числе коллег, которые прошли большую многолетнюю школу «Интуриста» и которые и туризмом занимались внутренним, и развитием инфраструктурных проектов — в горном Алтае и других регионах не только России, но и мира: были проекты в Италии, в Чехии.

— Вы перед началом работы встречались с губернатором? Какие задачи были перед вами поставлены?

— Ну, задача, которую передо мной поставил Николай Николаевич, поручая мне этот проект, это задача тяжелая, непростая, связанная со значительным увеличением номерного фонда и тем самым — туристического потока в Калининградскую область. Расширением продуктовой линейки, выражаясь нашим языком. Скажу сразу, основной упор мы делаем на внутреннее потребление. То есть, Калининградская область должна стать крупным туристическим центром и международным, конечно, но львиная доля клиентов — это россияне.

— То есть, на иностранцев вы вообще не надеетесь?

— Нет, безусловно, у нас заложен в нашей стратегии рост по иностранцам. Вот сейчас, по официальной статистике, это в районе 50 тысяч. Мы считаем, что их число может увеличиться раз в 10.

— Но это не так много.

— Вы знаете, что такое Калининградская область для россиян? Это Европа, куда можно прилететь без визы и попасть в место, где европейская история и русский язык. Для европейцев Калининградская область — одна из территорий, как Литва, как Польша, похожих с точки зрения исторических моментов, похожих с точки зрения архитектуры; не являющаяся чем-то совсем уж уникальным. За исключением тех людей — немцев, которые были отсюда… которые уехали отсюда. Поэтому говорить о конкурентных преимуществах Калининградской области для иностранных туристов… Для россиян ситуация другая. Можно посмотреть замки, крепости, мощеные дороги, побыть на Балтийском море на хороших курортах, получить какие-то спа-процедуры и улететь, не заморачивая себе голову стоянием в очередях в посольствах, не думая о том, что по приезде не будет русскоговорящего персонала.

— Чего, на ваш взгляд, не хватает калининградской туротрасли, чтобы хотя бы догнать соседние Польшу и Литву, на которые у нас принято ориентироваться?

— Я бы сюда, наверное, и Латвию отнес, все-таки Юрмала тоже является ориентиром. Я думаю, во-первых, там существует поддержка государства, там есть разные программы, во-вторых, там существуют длинные дешевые кредиты, которые позволяют этот не слишком быстро окупаемый бизнес развивать — создавать инфраструктуру, увеличивать номерной фонд, количество кафе, ресторанов — всего того, что требуется туристам. У нас нет подобных длинных дешевых денег, но при этом есть федеральные программы и региональные, которые сегодня существуют, позволяют компенсировать этот недостаток. Сегодня в Калининградской области не хватает стандартизированного номерного фонда. Не шикарного пятизвездочного, а просто хорошего, с хорошей инфраструктурой. У нас сегодня нет здесь доступных гостиниц с бассейнами, с бальнеологией, понимаете? У нас морской курорт, морское побережье, но недостаточно теплое море, и мы должны это компенсировать туристам водными развлечениями в закрытых помещениях. Не нужно увлекаться дорогими курортами, это очень опасное увлечение. Необходимо ориентировать Калининградскую область на средний уровень потребления россиян. Тогда все будет так, как мы задумали, и те миллионы, о которых мы говорим — они приедут.

— Да, о миллионах. Вы наверняка изучали предыдущие потуги, планы и прогнозы, когда назывались очень большие цифры. Как вы считаете, почему все это не сбылось?

— Это были не потуги, на самом деле. Это были хорошо сделанные работы, скорее, направленные на исследование того, что происходит сейчас, с прогнозом, что может быть. При этом была недостаточно проработана «проходка» от того, что есть сейчас, к тому, что будет. Вот и все. Более того, для реализации масштабного проекта нужен механизм, который должен обеспечивать грамотное взаимодействие между региональными, федеральными властями и частными инвесторами. Сейчас, с нашей точки зрения, такой механизм создан.

— У вас достаточно осторожные прогнозы относительно числа будущих туристов: 3 млн 473 тыс за ближайшие 5 лет. И даже если говорить о документах, разработанных правительством Николая Цуканова, указанные в них цифры не очень коррелируют с вашими. По оптимистичным прогнозам областных властей, уже в следующем году нас должны посетить 1,5 млн туристов.

— Мы, на самом деле, берем цифры для анализа из официальной статистики. Мы, безусловно, изучали цифры, которые декларировались, то есть не то чтобы декларировались, а были заложены в программах правительства и иных консультантов, вот. И взяли на себя смелость спрогнозировать туристический поток достаточно консервативно. Калининград — это не то место, куда можно приехать на 2 часа и уехать. Человек, приезжая в Калининградскую область, должен где-то остановиться, он должен где-то переночевать. И если мы говорим о россиянах, туристический поток напрямую коррелирует с объемом номерного фонда. Если, конечно, мы говорим об иностранцах, как то: поляки, литовцы, которые могут сюда приезжать, — там могут быть цифры любые, все зависит от пропускной способности наших границ. Но мы сейчас говорим о том потоке, который является не двухчасовым — и люди приезжают за бензином, не знаю, чем еще, — а о реальных туристах, которые приезжают в область, тратят деньги на гостиницы, на рестораны, покупают сувениры, посещают музеи и так далее.

— Первого августа вы презентовали 5-летнюю стратегию корпорации в региональном правительстве. Она оказалась ориентирована исключительно на строительство гостиниц. Почему? Гостиницы — именно то, чего нам не хватает?

— Нет-нет, здесь ответ очень простой. Я возглавил корпорацию 16 июля. За 18 дней, которые прошли, стратегию детально проработать тяжело. Это как бы основа, которую мы сейчас наполняем. Конечно же, будут отражены вопросы, связанные с морским и речным туризмом, с развлекательными парками и аквапарком. И, безусловно, малый бизнес, связанный с общественным питанием, тоже будет там, внутри. Просто мы физически не успели все это включить. Нельзя говорить, что наша стратегия — стратегия гостиничного бизнеса, она комплексная. Но просто в нашем понимании основным активом хребтовым, основным драйвером развития рынка должен выступать — как и во всем мире, на самом деле — гостиничный номерной фонд, куда люди могут приехать и отдохнуть.

— А где гарантия, что не сохранится нынешний немаленький уровень цен в гостиницах? У их владельцев есть железное оправдание — длинный мертвый сезон.

— Я могу вам сказать, что та программа, которую мы обсуждаем, возникла не на пустом месте с точки зрения финансового обеспечения. Области очень важно попасть в Федеральную программу поддержки и развития внутреннего и въездного туризма, которая предусматривает большие инвестиции в инфраструктуру. Потому что, выражаясь простым языком обывательским, любой гостиничный комплекс, который будет строиться при участии в этой ФЦП, будет стоить частному инвестору минимум на 30% дешевле. Что, в свою очередь, отразится на окупаемости проектов и приведет нас к тому необходимому уровню цен, который нам с вами нужен.

Что касается «крыльев сезона»… У соседей, при, конечно, наличии пика летом загрузка объектов круглый год достаточно приличная. Сегодня, например, для москвичей — а мы можем сказать это открыто, потому что мы из Москвы — слетать на уик-энд в Юрмалу в любое время года — это считается хорошо. Прилететь, погулять по дюнам, попить кофе и улететь обратно. Я считаю, что ровно то же самое может быть и здесь, в Калининградской области. И «крылья сезона» будут расходиться. Здесь станут играть роль и другие факторы, но те, где так же есть государственное участие: специальные программы, фестивали, концерты, соревнования. Но даже если всего этого не будет, крылья все равно будут раздвигаться. Что мы должны показать россиянам — что слетать в Калининградскую область с семьей, с женой, с девушкой — это круто. Что, прилетев сюда, переночевать в Янтарном и, взяв машину, проехать до Светлогорска и выпить там чашку кофе — это круто. Это не менее круто, чем слетать за тем же самым в Европу.

— Но для этого все-таки нужна рекламная кампания.

 — Я думаю, что те программы, которые региональное министерство туризма намечает параллельно с капитальными вложениями, они достаточно вменяемы и будут эффективны. Конечно, если мы ждем отдачи в течение одного года, наверное, это чересчур оптимистично. Хотя в нашем понимании и по нашим внутренним планам на горизонте в два-три года мы должны уже получить существенную отдачу.

— По предыдущим заявлениям областных властей, одна из ваших задач — создание банка данных земельных участков, где могут появиться гостиницы.

— У нас есть две магистральных линии развития. Первая, основная, касается работы с инвесторами. Вторая — запуск собственных проектов. Это 2-звездочные гостиницы, мы сейчас ведем поиск земельных участков. Это будет стандартизированный туристический продукт, объекты, расположенные на основных курортах. И в первую очередь там, где мы не можем привлечь инвесторов, где мы не видим живых проектов.

— Например?

— В нашей стратегии это четко обозначено. Например, это Пионерский.

— То есть, там нет инвесторов?

— Они там как бы есть. Но мы говорим о том, что к нам приходит человек и говорит: коллеги, вот у меня земельный участок, вот у меня эскизный проект, вот я хочу. На сегодняшний момент ни одного такого человека пока я не видел. Может быть, они придут. Но тем не менее. Пионерский, коса, Зеленоградск, Светлогорск и Балтийск. В этих местах должны возникнуть объекты, которые будет поднимать Корпорация развития туризма. Это наша страховка от того, что мы сделаем всю работу, а инвесторы, которые заявляют о намерении что-то там построить, не построят. А нам все равно нужно делать это — создавать новый рынок калининградского туризма.

— Вы говорите, что ни один человек не пришел. А в принципе вы знаете о существовании инвесторов, готовых в это вкладываться?

— Я предлагаю на слова, что ни один не пришел, не обращать внимания. Потому что мы занимаемся процессом с 20-го июля. Это не тот срок, когда нужно давать оценки «пришли-не пришли». Я говорю по факту. Сегодня мы видим коллег, которые приходят с проектами в Янтарном, в Балтийске, в Светлогорске, в Зеленоградске, это коллеги — наши партнеры, надеюсь, в будущем, — которые имеют так или иначе оформленную землю, в аренде или в собственности, которые имеют намерение в виде эскизных проектов, а где-то и недострои, и которые готовы в рамках работы с региональным правительством эти проекты завершать или начинать. По ряду территорий мы не нашли таких людей. Или они к нам просто не дошли, вот и все.

— Я говорю об этом потому, что в Калининградской области было немало проектов, рассчитанных на большие инвестиции и сдувшихся именно по причине их отсутствия.

— Вы знаете, в Калининградской области, как в любой области Российской Федерации — она ничем здесь не отличается — существует большое количество проектов. Ряд из них реализуется, ряд не реализуется. Это не эксклюзивность Калининградской области, так происходит везде. Это нормальная практика. Именно для этого и были созданы механизмы финансовой поддержки подобных проектов. Мы не можем сегодня финансово, и регион не может, поддержать, скажем, строительство жилья — ну, в кавычках. Или там космодрома. Но строительство гостиничного комплекса — можем. С тех инвесторов, которые в течение нескольких лет ничего не могли сделать, потому что участки земли находятся далеко от центральных коммуникаций, и расчеты показывали, что окупаемость близка к бесконечности, сегодня мы пытаемся снять нагрузку вот эту, обеспечение инфраструктурой. Проект облегчается на треть.

— Вы планируете привлечь для этого федеральные деньги, заявлена цифра…

— Это не мы планируем, это планирует регион и губернатор. И он дал нам такое поручение.

— Заявлена цифра немаленькая — 4,5 млрд. Насколько реально их получить, учитывая заявления, что денег в федеральном бюджете не особо много?

— Вы знаете, на сегодняшний день по факту федеральная программа развития туризма существует, по ней регионы получают деньги, принимаются в нее новые регионы, существует большой объем денежных средств к распределению с 15 по 18 год, и нет никакой информации о секвестировании этих денег. Или программы. То, что называется слухами, мы ими не оперируем. Когда будет распоряжение правительства РФ программы секвестировать, сократить, будем думать. Пока этого нет.

Я считаю, туризм будет в любом случае поддерживаться, потому что туризм — главный драйвер развития малого и среднего бизнеса. Это раз. И два — Калининградская область по своему статусу является именно тем регионом, где его нужно развивать, создавать новые рабочие места и улучшать социально-экономическую обстановку. Повышать эту планку настолько, чтобы, переезжая через границу, калининградцы не говорили: «Почему здесь хорошо, а у нас плохо? Почему там красиво, набережные, дорожки, а у нас мусор на косе?» Это же на самом деле правда, мы ничего здесь не придумываем — почему у наших соседей в Литве, Латвии и Польше должны быть свои массовые — там же миллионы человек отдыхают — курорты, а у нас нет, ну почему? Тем более, что на этих курортах львиная доля наших граждан. Поэтому, мне кажется, даже в случае секвестирования каких-то программ Калининградская область поддержку точно получит.

 

«Новый Калининград.Ru»